Рейтинг@Mail.ru
 
 

Пресса о «Деле» Сутягина

Газета «Ведомости» (Москва), № 60 от 08.04.2004

Присяжная проза

Адвокат Сутягина Борис Кузнецов все равно считает суд присяжных самым справедливым из возможных.

Суд присяжных решил, что ученый Игорь Сутягин изменил Родине и не заслуживает снисхождения. Сутягин никогда не имел доступа к государственной тайне. Его приговорили к 15 годам тюрьмы за передачу британской консалтинговой фирме сведений из газет и журналов. Представители 300 российских правозащитных организаций в резолюции своего съезда назвали дело Сутягина фальсификацией. Международные правозащитники тоже убеждены в невиновности ученого и намерены бороться за его освобождение.

Обычно присяжные выносят оправдательные приговоры чаще, чем обычные судьи. Но это не помогло ни экс-сопредседателю партии «Либеральная Россия» Михаилу Коданеву, ни жительнице Чечни Зареме Мужихоевой.

Адвокат Сутягина Борис Кузнецов боится, что решение по делу ученого бросит тень на суд присяжных, который Кузнецов все-таки считает самым справедливым из всех возможных. Почему же присяжные признали Сутягина виновным? Адвокаты утверждают, что судья манипулировала заседателями, задав им не те вопросы. К тому же первую скамью присяжных, сформированную еще осенью прошлого года, судья неожиданно распустила без объяснения причин, и адвокаты сразу заподозрили, что среди новых заседателей есть люди, связанные с ФСБ. Проверить это, конечно, невозможно. Ведь по новому УПК стороны получают на руки списки кандидатов только с указанием их имен и фамилий. Герою фильма «Адвокат дьявола» достаточно было взглянуть на начищенные ботинки присяжного, чтобы все про него понять.

В жизни все сложнее и прозаичнее. Люди в дорогих костюмах и начищенных ботинках среди присяжных встречаются не часто. К примеру, в первой коллегии присяжных по делу Сутягина были обходчица путей, санитарка, заведующая овощным магазином, библиотекарь, инженер-математик, шофер (средний возраст – 56,5 года, и никого моложе 40 лет).

Присяжные тоже люди, у них есть взгляды и убеждения, которые иногда мешают сохранять объективность. В США присяжные рассматривают лишь 3-5% дел, но у каждого человека есть право потребовать такого суда по любому иску ценою свыше $20, и это право священно. В России заседатели могут судить только самые тяжкие преступления, за которые предусмотрено лишение свободы на срок более 15 лет или смертная казнь. Рано или поздно права граждан на «народный суд» придется расширить. А прибегать ли к нему – дело обвиняемых.