Рейтинг@Mail.ru
 
 

Пресса о «Деле» Сутягина

Газета «Коммерсантъ» (Москва), № 63 от 08.04.2004

Вы как шпионов от партнеров отличаете?

Юрий Кобаладзе, управляющий директор инвестиционной компании «Ренессанс Капитал», генерал-майор СВР в запасе:

– По повадкам. Некоторые косвенно могут выдать шпиона. Я уверен, что Сутягин понимал, что он играет в шпионов – просто с партнерами не встречаются в третьих странах и на конспиративных квартирах. По форме это был явный шпионаж.

 

Лев Левинсон, правозащитник, эксперт Института по правам человека:

– Шпионы из эпохи холодной войны. Процессы над Коданевым, Сутягиным проходили с давлением на присяжных со стороны обвинения. Я не могу доказать это, потому что нет аудио- и видеозаписи, но это процесс показательный. Он показывает, что наши спецслужбы могут вынести любой приговор. Несмотря на суд в Калуге, спецслужбы дожали обвинение.

 

Ольга Вдовиченко, председатель внешнеторгового объединения «Машиноимпорт»:

– Никак. За 15 лет внешнеторговой деятельности шпионов я не видела. Они меня сторонятся, видимо, чувствуют, что я для них бесперспективна. Нет, я не веду себя, как та женщина с плаката «Не болтай!», но государственные интересы отстаиваю как свои. Однако вряд ли я после этой истории буду как-то особенно настороженно относиться к партнерам.

 

Владимир Титов, директор по развитию бизнеса отделения Integrated Defense System корпорации Boeing в России, Герой Советского Союза:

– Боюсь, что я не смогу отличить шпиона от партнера. Хотя газеты всегда внимательно читаю. А чтобы быть интересным западной разведке, этого мало – надо обладать сведениями, которые имеют гриф «ДСП». А их из СМИ не узнаешь.

 

Виктор Глухих, президент Международного конгресса промышленников и предпринимателей:

– Партнеры всегда работают по определенному проекту и ничем, кроме него, не интересуются. А если интерес выходит за рамки дозволенного да еще за предоставление этих сведений получаешь деньги, то это явно шпион. И Сутягин кривит душой, говоря, что он все сведения черпал из газет. СМИ сведения о гостайне никогда не публикуют. Поэтому Сутягин заслужил наказание, хотя, наверное, слишком суровое.

 

Фариз аль-Обайди, гендиректор мотосалона Harley Davidson в Москве:

– На лбу, конечно, не написано, но надеюсь определить по вопросам и темам, которым он уделяет особое внимание. А газеты после дела Сутягина я читать не перестану, так как я не распространяю информацию, не касающуюся лично меня. У нас в стране если органы захотят, все равно найдут, к чему прикопаться. Понадобится – статью о шпионаже тоже пришьют.

 

Анатолий Долголаптев, президент Лиги оборонных предприятий:

– Интуитивно. Это есть у всех, кто работал с серьезными вещами. А Сутягина судили не за пересказ газет, а за передачу данных спецслужбам. А вообще-то государству надо бы поинтересоваться, как в 90-х годах в США были запатентованы около 800 наших оборонно-технических изобретений? Не Сутягин же их передал.