Рейтинг@Mail.ru
 
 

Пресса о «Деле» Сутягина

Газета «Русский Курьер» (Москва), № 70 от 05.04.2004
Оригинал статьи: www.ruskur.ru/253/index.php?pagenum=2

Шпион от… справочника

Процесс над Игорем Сутягиным вступает в завершающую стадию

На этой неделе решится судьба ученого Игоря Сутягина, обвиняемого в госизмене в форме шпионажа. Сегодня в Мосгорсуде состоятся прения сторон и даже не исключено, что после этого присяжные заседатели удалятся на вынесение вердикта.

Заведующий сектором военно-технической и военно-экономической политики Института США и Канады Игорь Сутягин содержится под стражей с октября 1999 года. Тогда на его квартиру в городе Обнинске нагрянули люди из ФСБ, провели обыск и возбудили уголовное дело. Ученого обвинили в том, что во время своих зарубежных командировок он встречался с представителями иностранной разведки и передавал им информацию о военно-обороном потенциале России, составляющую гостайну. Нынешний процесс – уже третий по этому шпионскому делу.

В декабре 2001 года Калужский областной суд пришел к выводу, что «предъявленное обвинение не позволяет И.В.Сутягину достоверно и точно знать, в чем конкретно он обвиняется». Дело было направлено на доследование. Однако защита сотрудника Института США и Канады утверждает, что он до сих пор так и не понял, в чем виноват.

В ноябре прошлого года процесс начал вести судья Мосгорсуда Петр Штундер. Потом дело неожиданно передали судье Марине Комаровой. При этом сменился состав коллегии присяжных. Да и в самом деле до сих пор многое непонятно. Согласно обвинению, Игорь Сутягин сотрудничал с лондонской консалтинговой компанией «Альтернативы будущего».

По версии ФСБ, под прикрытием этой фирмы действовала военная разведка США. Информацию, составляющую гостайну, заведующий сектором военно-технической и военно-экономической политики передавал агентам Шону Киду и Наде Локк. Однако за четыре года агенты не были установлены следствием, в деле нет их показаний, они не допрашивались в суде, хотя защита не раз заявляла подобные ходатайства. Ученый также обращает внимание на то, что он не имел доступа к секретам и работал исключительно с открытыми источниками. По делу было проведено более десяти экспертиз.

Как удалось выяснить «РК», одни эксперты говорят, что эти сведения – тайна, другие полагают, что информация, которой располагал сотрудник Института США и Канады, – доступная и всем известная. «Нам это не понятно, – заявила «РК» адвокат Анна Ставицкая. – Если это тайна, то это тайна – здесь не может быть никаких противоречий. Существует разработчик проекта, он и определяет, что можно засекречивать, а что нет». Тем не менее эксперты разошлись во мнениях, однако суд, по мнению защиты, принимает во внимания выводы только тех специалистов, которые свидетельствуют в пользу обвинения.

Но обо всем по порядку. Игорю Сутягину вменяют пять эпизодов, то есть пять встреч с иностранными агентами и пять тем, сведения по которым ученый передал за рубеж. Первая тема касается ракеты «воздух-воздух» РВВ-АЕ. Известно, что эта ракета с 1992 года выставляется на международных выставках. Ее название и технические характеристики упоминаются во всех справочниках, в том числе и в Интернете. Вторая тема связана с самолетом МиГ-29СМТ. Всю информацию по этому истребителю, по словам подсудимого, он получил из открытого интервью с генеральным конструктором Михаилом Коржуевым. Третья тема шпионского дела – «Варианты состава стратегических ядерных сил на период 2007 года».

Еще в августе 2000 года эксперт Генштаба Вооруженных сил РФ Назаренко сделал заключение: сведения, которыми располагает Сутягин, не соответствуют действительности, а информация по этой теме давно уже рассекречена и внесена в договоры СНВ-1 и СНВ-2. Впрочем, в деле есть экспертиза, которая утверждает обратное. «Мы огласили два заключения, – рассказывает адвокат Анна Ставицкая. – После чего попросили суд допросить эксперта Назаренко. Судья Комарова поставила вопрос о возможности его допроса, но удалила присяжных из зала суда. Мы хотели, чтобы этот эксперт изложил свои доводы присяжным. Но в итоге его экспертизу суд признал недопустимым доказательством. Естественно, присяжные Назаренко не услышали». Странно получается, экспертизу провели четыре года назад, и все это время она была «допустимым доказательством, полученным в соответствии с законом». А сейчас вдруг экспертиза Генштаба стала недопустимой.

Похожая ситуация и с другим «шпионским эпизодом», обозначенным заголовком «Минобороны не удалось в полном объеме реализовать планы в 1998 году по созданию соединений постоянной готовности». По этой теме комплексная экспертиза, проведенная в 2000 году, дала однозначный ответ: «Все получено из открытых источников». Защита утверждает, что в этом случае суд не дал огласить заключение. И наконец, пятая тема – «Состав и состояние отечественной системы предупреждения о ракетном нападении».

Кстати, в книге «Стратегическое ядерное вооружение России» под редакцией Павла Подвига, изданной в 1998 году, есть на эту тему целая глава. Автор ее – сотрудник Института США и Канады Игорь Сутягин. Но, как мы сами убедились, он ссылается на 201 открытый источник.

Понятно, что в ходе процесса защита пыталась объяснить присяжным, что Игорь Сутягин – не шпион, а ученый, работающий с открытыми источниками. «То, что так называемые секреты были опубликованы в открытых источниках, – проблема не гражданина, а государства, допустившего утечку сведений, составляющих гостайну», – заявил «РК» другой адвокат ученого Борис Кузнецов.

Примут ли эту позицию присяжные, осталось недолго ждать.

Елена АПАСОВА