Рейтинг@Mail.ru
 
 

Пресса о «Деле» Сутягина

"Новые Известия", № 233 (1002) от 25.12.2001

В чем обвиняют Игоря Сутягина?

Судебные заседания по делу российского ученого подходят к концу, а ответ на этот вопрос так и не ясен.

Сегодня в Калужском областном суде выступит с последним словом Игорь Сутягин, обвиненный два года назад в государственной измене.

Процесс Сутягина, вошедший в череду так называемых «шпионских дел» (Никитин, Пасько, Моисеев, Данилов), сразу привлек общественное внимание. Прежде всего необычными обвинениями, выдвинутыми спецслужбами: ученому инкриминировалась передача секретных сведений, полученных в результате анализа открытых источников – газет, журналов, справочников и т.д. Впрочем, о конкретной позиции прокуратуры стало известно недавно, поскольку суд проходил за закрытыми дверями.

«Новые Известия» оказались первой газетой, которая опубликовала статью с подробным рассказом об обстоятельствах «дела Сутягина», выступив против абсурдного обвинения. Два года с лишним мы внимательно следили за ходом дела и теперь попытаемся подвести некоторые итоги промежуточного этапа, так как не сомневаемся, что в случае обвинительного приговора слушания продолжатся в высших инстанциях.

Аресты и наезды

36-летний Игорь Сутягин происходит из известной в Обнинске семьи российских физиков. После окончания физического факультета МГУ он поменял научные интересы и защитил кандидатскую по вопросам тактики военно-морского флота США. Преподавал в Обнинском центре военно-морского флота на курсах переподготовки экипажей атомных подводных лодок. На момент ареста был старшим научным сотрудником Института США и Канады, заведуя сектором военно-морского флота.

Ученого арестовали 27 октября 1999 года. Операция была масштабной: одновременно сотрудники ФСБ провели обыск в московской квартире 39-летнего профессора философии Принстонского университета (США) Джошуа Хендлера, который работал в России вместе с Игорем Сутягиным. Кроме того, спецслужбы нагрянули в московский офис известного российского ученого, соратника Сутягина, Павла Подвига, где изъяли 500 экземпляров книги «Стратегическое ядерное вооружение России», для которой Сутягин написал несколько глав.

Джошуа Хендлер, по рекомендации посольства США, спешно покинул Россию. Впрочем, как через некоторое время и Павел Подвиг. Но последние две операции потеряли смысл, так как в процессе судебного разбирательства уголовное дело в отношении Сутягина по фактам передачи Хендлеру сведений, составляющих гостайну, было прекращено «ввиду отсутствия состава преступления». Экземпляр книги приобщен к делу, и в данный момент ее содержимое проходит проверку на предмет разглашения секретных сведений.

Шпион, который вернулся на холод

Тем не менее Игорю Сутягину было предъявлено обвинение по 275 статье УК РФ «государственная измена». Причем о сути обвинений, как уже говорилось, стало известно лишь недавно. Данная статья имеет три подпункта, и Сутягину предъявили самый тяжелый из них. Обвинение считает, что ученый шпионил в пользу американской военной разведки, причем пошел на вербовку сознательно, то есть представляя, с кем ему придется иметь дело. Как предполагают ФСБ и прокуратура, в течение нескольких лет он работал получая конкретные шпионские задания, касающиеся атомных подводных лодок и ядерного оружия.

От кого именно, неясно. Но в деле фигурируют имена британских подданных Нади Локк и Шона Кита, сотрудников фирмы «Альтернатива Будущего», которым Сутягин за вознаграждение передавал некие сведения. Кстати говоря, и сам ученый признал этот факт, правда утверждая, что составленные им по контракту с британцами аналитические обзоры были сделаны на основе открытых источников.

Следствие по делу Игоря Сутягина длилось больше года. Суд начался осенью 2000 года и проходил за закрытыми дверями. Порой из-за этого случались даже казусы. На одном из первых заседаний, когда рассматривался вопрос об изменении меры пресечения, судья с подачи ФСБ решил, что документы, представленные в суд, носят настолько секретный характер, что необходимо удалить даже конвой Сутягина. Правда, как это сделать без удаления самого Сутягина из зала суда, стороны так и не смогли договориться.

12 ноября сего года с заключительным словом выступил представитель обвинения Олег Беляк. Посчитав вину подсудимого доказанной, он потребовал для него 14 лет заключения. Защита в лице адвоката Владимира Васильцова, сославшись на необходимость тщательно подготовиться к последнему выступлению, попросила отложить следующее заседание. И вот сегодня, во время католического Рождества, Игорь Сутягин взял последнее слово.

– Игорь будет говорить, конечно, о том, что он не виновен, – заявил нам Владимир Васильцов, с которым мы связались накануне. – Подобные обвинения выдвигать в отношении ученого абсурдно и неправомерно. При всем этом остался и главный вопрос, которым мы задавались с самого начала, – а в чем, собственно, его обвиняют? Когда дело доходит до, скажем так, детализации обвинения в соответствии с 144 ст. УПК, начинаются расплывчатые общие формулировки, суть которых зачастую бывает просто трудно понять, не говоря уже о том, чтобы использовать их в суде.

Точку ставить рано

В интервью «Новым Известиям» специалист по связям с общественностью Калужского областного управления ФСБ Светлана Рудоман заявила:

– Мы все с нетерпением ждем приговора.

Это хоть и косвенно, но очень точно отражает настроения, царящие в среде спецслужб, где почти не скрывают уверенности в грядущем триумфе. Именно так руководство ФСБ оценивает «дело Сутягина» – как одно из самых успешных за последние годы, которое кроме всего прочего содержит некий политический подтекст и призвано заставить замолчать недоброжелателей в лице многочисленных правозащитных организаций, выступивших на защиту ученого.

Очень однозначно перед зачтением обвинительного приговора высказался и губернатор Калужской области, обвинив Сутягина как минимум в непорядочности по отношению к Родине. Эти и некоторые другие факты заставляют думать, что результат уже предрешен. Подобное развитие не исключает и сам Сутягин. Как рассказала «Новым Известиям» супруга ученого Ирина Мананникова, встречавшаяся накануне с мужем: Игорь предложил семье приготовиться ко всему, в том числе и к самому худшему:

– Но это не значит, что он безропотно примет приговор, он считает, что борьба только начинается, – заявила Ирина Петровна на прощание.

Марат ХАЙРУЛЛИН